«Россия – один из самых продвинутых платежных рынков в Европе»

Марк Барнетт возглавил европейский бизнес Mastercard 1 июня, когда на континенте только начали снимать ограничительные меры, введенные из-за пандемии COVID-2019. Она заметно повлияла на поведение тех, кто во время карантина все-таки выходил за покупками. Согласно опросу Mastercard, 43% россиян стали реже платить наличными, а 22% совсем ими не пользуются, предпочитая карты. При этом 36% респондентов сказали, что используют смартфоны для бесконтактной оплаты, благодаря чему Россия вместе с Польшей заняла 1-е место среди стран, в которых проводился опрос и где этот показатель в среднем составляет 28%.
Таким образом, пандемия сыграла на руку платежным системам. Согласно тому же опросу, 16% россиян впервые попробовали бесконтактную оплату, а половина респондентов стали пользоваться картами с этой технологией чаще. Но карты далеко не единственное направление бизнеса, которое развивает Mastercard. В чем привлекательность работы с корпоративными платежами, как системы мгновенных переводов между банковскими счетами помогают быстро перечислять деньги за рубеж и одновременно бороться с их отмыванием, каковы перспективы у подобных услуг в России, получат ли люди цифровой ID и исчезнут ли карты как таковые, «Ведомостям» рассказал новый президент Mastercard в регионе, включающем 53 страны и насчитывающем более 950 млн держателей карт.
В беседе принимал участие Алексей Малиновский, глава Mastercard в России.
Вирус в помощь
– Как режим изоляции повлиял на бизнес Mastercard? Проявились ли какие-то слабые места или что-то, чего вы не ожидали?
– Думаю, ответ довольно очевиден. Многим пришлось перенести запланированные путешествия, особенно деловые поездки за границу. Этого можно было ожидать. Чего мы не ожидали? Пожалуй, двух вещей – столь драматичного роста бесконтактных платежей и электронной коммерции в глобальном масштабе: на 40% по обоим показателям в I квартале по сравнению с I кварталом 2019 г.
Эти тренды мы отмечали и до кризиса, но он значительно их ускорил. Сейчас в Европе порядка 80% (от 75 до 80%) всех безналичных транзакций физических лиц совершается бесконтактно. Для нас это был весьма впечатляющий сдвиг. Мы уверены, что бесконтактная технология – очень хороший способ оплаты, который будет активно использоваться и в будущем.
– С другой стороны, значительная часть офлайн-платежей пропала – в барах и ресторанах, кинотеатрах, магазинах, туристических поездках и т. д. Это повлияло на бизнес Mastercard?
– Повлияло, конечно. Как я уже отметил, ограничения прежде всего отразились на зарубежных поездках, а затем привели к остановке самых разных предприятий из-за карантина. Масштаб зависит от конкретной ситуации: в одних странах ограничения сняли достаточно быстро и их влияние было незначительным, в других ограничительные меры были гораздо строже и сказались сильнее.
Точные цифры не назову, но в I квартале изменения были незначительными, потому что последствия пандемии начали сказываться лишь в последние несколько недель квартала. По нашим оценкам, по крайней мере в Европе нижняя точка была пройдена в мае, и теперь мы наблюдаем нормализацию.
Сейчас, когда ограничения постепенно снимаются, мы видим, что привычный денежный поток по некоторым направлениям восстанавливается быстрее, чем по другим. Например, в магазинах мебели и электроники в Германии, когда там был отменен режим изоляции. И это довольно интересно: электронику можно покупать и онлайн, но люди хотят именно идти в магазины. Возвращается спрос на бензин, услуги, к примеру парикмахерские, оживает малый и средний бизнес – и это первая волна. Вместе с тем есть сферы, на которые пандемия так не повлияла, – продовольствие, фармацевтика, интернет-торговля.
Вторая волна будет связана с более значимым восстановлением. Но, скажем, для сферы туризма и гостиничного бизнеса оно, вероятно, займет чуть больше времени. Деловые поездки, видимо, возобновятся в последнюю очередь. Мы достаточно скоро должны увидеть изменения в моделях поведения.
Многое в бизнесе сейчас зависит от политиков, а они в разных странах действуют по-разному.
– Предвидите ли вы тактические или стратегические изменения в бизнесе Mastercard, вызванные ситуацией с пандемией?
Марк Барнетт
Родился в 1967 г. в Лиде (Йоркшир, Великобритания). Получил степень MBA в бизнес-школе Имперского колледжа Лондонского университета и степень бакалавра экономики в Лондонском университете
консультант в KPMG
вице-президент Mastercard
президент Mastercard в Великобритании, Ирландии, Северной Европе, странах Балтии
президент Mastercard в Европе, член управляющего комитета компании
– Если отвечать коротко, то нет. Конечно, какие-то изменения и акценты возможны. Но наша стратегия – расти, диверсифицировать и создавать. Она не изменится. Хочу пояснить, что это значит. Обеспечивать рост того, чем мы занимались последние 50 лет, – кредитные, дебетовые, предоплаченные и коммерческие карты. Мы постепенно поднимались все выше, вытесняя наличные деньги на протяжении многих лет. И, судя по тому влиянию, которое оказывает кризис, мы, вероятно, увидим ускорение процесса отказа от наличности. Потому что есть и электронные, карточные платежи, различные виды цифровых платежей – оплата по сохраненным у торговца реквизитам карты, смартфоном или часами.
Если для потребителей это удобно и безопасно, то, как только человек получает в этой области первый опыт, такое поведение закрепляется. Это та часть нашего бизнеса, которая связана с ростом, и здесь у нас еще много возможностей. Ведь в нашей части света около половины всех платежей в торговле по-прежнему совершается наличными деньгами.
Диверсификация как стратегия бизнеса связана с тем, кого и как мы обслуживаем. Это банки, правительства, финтехи и другие технологические компании, торговые предприятия, розничные продавцы и т. д. То есть мы построили отношения с очень широкой сетью клиентов, стали для них предпочтительным партнером, предпочтительной платежной технологической компанией, предпочтительным брендом. Другая сторона диверсификации заключается в том, что мы делаем. За последние 10 лет мы значительно расширили спектр услуг, в том числе приобретая компании, наращивая свои возможности, развивая такие направления, как лояльность, консалтинг, кибербезопасность, борьба с мошенничеством, различные тесты и исследования, аналитика. Это добавленная стоимость к платежам как таковым и к потребительскому опыту. Поэтому доходы наших сервисов оставались высокими на протяжении всего кризиса.
Третий элемент стратегии, создание, ориентирован на развитие в ближайшие 10–15 лет. Основной элемент здесь – мультинаправленность. Мы считаем, что являемся единственной в мире по-настоящему многопрофильной компанией, специализирующейся на платежных технологиях. Это важная часть нашего будущего, и ее суть заключается в том, чтобы предоставлять выбор. Держателям карт все равно, платят они по карте, счету или другим способом. Мы хотим дать нашим партнерам, будь то банки или ритейлеры, возможность создавать уникальный платежный опыт для клиентов. Это может быть оплата картой, по счету, через мобильный банк, на месте или авансом. Чем больше вариантов мы предоставим, тем лучше ритейлеры или банки смогут обслужить клиентов.
Таким образом, мультинаправленность является основой нашей стратегии. Разумеется, сейчас мы, скорее всего, сделаем больший акцент на бесконтактную технологию. Конечно, электронная коммерция выходит на первый план. Но в целом стратегия остается неизменной.

Перейти к источнику

Тинькофф Бизнес [CPS] RU
Оставить комментарий
Дебетовая карта Home Credit [CPS] RU

 

Отправить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *