Правительству предстоит выбирать между дефицитом бюджета и стагнацией

Правительству предстоит выбирать между дефицитом бюджета и стагнацией
Переход к стратегии сокращения бюджетного дефицита в 2021 г. может привести к затягиванию восстановления национальной экономики с темпами роста ниже тех, которые сегодня прогнозируют экономические власти, предупредили аналитики агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР). Они отмечают, что расходы государства на преодоление пандемии и ее последствий в 2020 г. существенно отставали от ведущих стран мира, а планы на 2021–2023 гг. также не предполагают масштабной поддержки экономического роста через госрасходы. Так, в РФ в 2021 г. предполагается сокращение расходов на 9% с последующим минимальным ростом в 2022 г. (+2%). В 2023 г. ожидается восстановление номинальных расходов до уровня 2020 г. Как отмечает в своем аналитическом обзоре НКР, такая среднесрочная бюджетная стратегия не позволит стимулировать опережающее восстановление в наиболее пострадавших отраслях экономики и, соответственно, быстро преодолеть последствия кризиса 2020 г.
В агентстве напоминают, что, по октябрьским оценкам Международного валютного фонда (МВФ), затраты на здравоохранение и прочие пострадавшие от кризиса секторы экономики (в виде отказа от сбора налоговых доходов или прямой государственной помощи) в России составили 2,4% ВВП, в то время как США, Канада и Австралия в среднем потратили 12% ВВП. Доля таких расходов меньше российских была в Турции (0,8%), Индии (1,8%) и Мексике (0,7%). При этом в НКР признают, что при таких сопоставлениях, безусловно, нужно учитывать отраслевую специфику стран Западной Европы и Северной Америки, где сильно развит сектор услуг, который в наибольшей степени пострадал от ограничительных мер.
Российский бюджет также потратил меньше средств на поддержку национальной экономики в виде выкупа активов, займов и докапитализации по сравнению как с развитыми, так и с развивающимися странами. По данным МВФ, объем помощи такого рода составил в России 0,1% ВВП, в то время как в Германии он достиг 6% ВВП (максимум из всех рассматриваемых стран), а в Польше – 1,8%. В российской экономике расходы на преодоление кризиса в значительной степени возложили на бизнес, а поддержка со стороны государства заключалась в основном в налоговых послаблениях, в мерах ЦБ в части реструктуризации кредитов, констатируют аналитики. В дальнейшем для восстановления экономики потребуются более существенные меры, считают в НКР.
Мнение директора Института экономики роста им. П. А. Столыпина Анастасии Алехнович совпадает с выводами НКР. «Ради стимулирования экономического роста большинство стран (развитых и развивающихся) соглашаются с тем, что их бюджет будет дефицитным и в этом, и в будущем году, – подчеркивает она. – В России с учетом небольших объемов финансирования антикризисной программы (которые будут сокращены в 2021 г. в результате прекращения действия ряда мер поддержки) закладывается незначительный дефицит бюджета. В результате темпы роста экономики в будущем году не превысят 2,8%», – говорит эксперт. Для сравнения: в Германии рост ВВП в 2021 г., по прогнозу МВФ, ожидается на уровне 4,1%, в Великобритании – 5,9%, во Франции – 6%.
«В условиях относительно невысокой инфляции и при действующей исторически низкой ключевой ставке разумнее вливать деньги в экономику. Вливание средств повысит платежеспособный спрос – то, что очень важно сейчас для производства, – отмечает доцент РЭУ им. Г. В. Плеханова, руководитель регионального отделения Партии роста в Липецкой области Вадим Ковригин. – Да, это может стать инфляционным фактором, но кризис производства из-за слабого платежеспособного спроса – проблема гораздо серьезнее».
Однако в Кремле такие выводы не разделяют. Падение российской экономики в 2021 г. ожидается не таким сильным, как в этом, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «Мы, к сожалению, не сможем освободиться от негативного влияния всемирного кризиса, но в целом есть ожидания, что в следующем году падение не будет таким, как в этом. Хотя и в этом, собственно говоря, удалось его минимизировать, и в целом мы прошли с наименьшим негативным эффектом в сравнении с целым рядом других стран», – подчеркнул он. Как отмечало ранее Министерство экономического развития, валовой внутренний продукт в 2020 г. снизится на 3,9%, а в 2021 г. рост составит 3,3%.
«Главное – не объем потраченных денег, а результат, – указывает директор Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН Александр Широв. – Россия действительно справилась с острой фазой коронакризиса лучше многих стран, падение ВВП было меньше, чем во многих европейских государствах». Так, по последним данным Росстата, падение российского ВВП в III квартале текущего года по сравнению с III кварталом прошлого составило 3,6%, тогда как в Великобритании экономика просела на 9,6%, во Франции – на 4,3%, в Японии – на 5,9%. ВВП США в III квартале снизился на 2,9%.
Профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ Наталья Зубаревич напоминает, что в разгар коронакризиса на самые острые проблемы правительство денег не жалело: видя, как проседают собственные доходы региональных бюджетов (минус 408 млрд руб. за девять месяцев текущего года), оно увеличило трансферты регионам на 888 млрд руб., или на 58%. «В результате доходы региональных бюджетов выросли на 5%, а расходы – на 17% за тот же период, потому что резко – на 81% – выросли расходы на здравоохранение и почти на четверть – на соцзащиту. Что будет в следующем году, пока не известно. И сейчас смотреть даже ориентировочные суммы дотаций нет смысла. Все будет корректироваться много раз», – считает Зубаревич.
Широв соглашается, что намеченное сокращение госрасходов в 2021 г. – план, который будет меняться «по ходу дела». «Когда ситуация станет более определенной, эти показатели будут скорректированы. Это может случиться и в будущем году. Вполне возможно, что правительство решится на то, чтобы задействовать ФНБ, когда будет представлять масштабы бедствия», – говорит он. При этом экономист согласен, что сворачивать поддержку экономики еще рано. «Главное – не упустить тот момент, когда от купирования проблем надо будет перейти к запуску экономического роста. Это действительно потребует финансовой господдержки», – отмечает директор ИНП. Основной вызов для экономики сегодня – падение спроса. Для его оживления могут понадобиться различные формы поддержки: госзакупки, льготные кредитные линии, частно-государственное партнерство в сфере крупных инфраструктурных проектов.
По мнению Алехнович, чтобы стимулировать экономику, надо повышать доступ компаний к заемному финансированию, снижать налоговую нагрузку на предприятия и стимулировать спрос. «Пониженную ставку страховых взносов – 15% – стоит распространить на все организации, а от НДС на товары (работы, услуги), приобретаемые в рамках государственного заказа на региональном и муниципальном уровне, можно и вовсе отказаться, поскольку уплата НДС в таком случае фактически означает перечисление 20% от стоимости закупки в федеральный бюджет из регионального бюджета», – рассуждает эксперт. Она также предлагает создать «специальные кредитные продукты для предприятий с субсидируемой государством процентной ставкой, не превышающей ключевую ставку Банка России, обеспечиваемых зонтичной гарантией, предоставляемой институтом развития или Минфином России, на срок не менее 7–10 лет». «Одним из инструментов поддержания спроса могло бы стать формирование инструмента грантового софинансирования (до 50%) проектов технологичных компаний под разработку новой продукции, направленной на удовлетворение подтвержденного спроса крупнейших российских корпораций в инновационной или импортозамещающей продукции», – подчеркивает Алехнович.

Перейти к источнику

Тинькофф Бизнес [CPS] RU
Оставить комментарий
Дебетовая карта Home Credit [CPS] RU

 

Отправить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *