Кризис 2020 года стал самым дорогим для федерального бюджета с начала века

Кризис 2020 года стал самым дорогим для федерального бюджета с начала века
Пандемия коронавируса обошлась российскому федеральному бюджету дороже кризисов 2009 и 2014 годов, подсчитали экономисты Высшей школы экономики и Альфа-банка: чтобы поддержать экономику, правительство значительно увеличило траты на здравоохранение и социальную поддержку населения, а также вливало деньги в регионы
Реальный рост расходов федерального бюджета в 2020 году оказался выше, чем в кризисы 2014 и 2008-2009 годов, подсчитал ведущий научный сотрудник Центра развития Высшей школы экономики Андрей Чернявский. По предварительным данным Минфина, номинально расходы выросли на 25% из-за роста затрат на здравоохранение, социальную политику и межбюджетные трансферты на 90%, 43% и 39% соответственно, отмечается в бюллетене «Комментарии о государстве и бизнесе». При этом в постоянных ценах, если взять за основу 2006 год, рост расходов федерального бюджета в 2020 году оказался выше предыдущих кризисных периодов — и 2014, и 2009 года, отмечает Чернявский.
Прирост годовых расходов в реальном выражении в 2020 году действительно оказался максимальным за все кризисные периоды с начала 2000-х годов, с этой точки зрения коронакризис стал самым дорогим за этот период, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Это, по ее словам, следует и из оценки расходов через стоимость нефти. «Каждый $1 за баррель цены на нефть стоит бюджету 130 млрд рублей в год. Расходы бюджета в 2020 году выросли на 4,6 трлн рублей. Чтобы профинансировать такой рост, цена на нефть должна вырасти на $36 за баррель. Иными словами, уязвимость бюджета увеличилась на $36 за баррель», — замечает Орлова.
Российской экономике придется потратить четыре года на выход из кризиса
Чтобы профинансировать рост расходов федерального бюджета в 2014 году, нефть должна была подорожать на $15 за баррель, в 2009-м — на $21 за баррель, приводит расчеты эксперт. Грубо говоря, этот кризис обошелся федеральному бюджету почти вдвое дороже, чем кризис 2009 года, резюмирует Орлова.
Из-за дополнительных затрат удельный вес расходов на социальную политику в общих расходах федерального бюджета в прошлом году составил рекордные 30,6%, затраты на здравоохранение также оказались максимальными — 5,8%. Совокупный вес расходов на национальную оборону и национальную безопасность, напротив, сжался до минимальных с 2010 года 23,7%, хотя обе статьи продолжали увеличиваться — на 6 и 7% соответственно, замечает Чернявский. В 2014 году власти, напротив, активно наращивали расходы на оборону, напоминает Орлова. Кроме того, тогда резко увеличились затраты на национальную экономику: их доля в общей структуре расходов увеличилась с 13,9 до 20,7%. В 2009 году расходы федерального бюджета увеличивались за счет социальных статей, а именно — индексации пенсий, говорит Орлова.
Расходы увеличились на фоне падения доходов федерального бюджета. Нефтегазовые доходы из-за весеннего обвала цен на нефть, а также сокращения добычи и экспорта нефти в связи с соглашением ОПЕК+ рухнули на 34% по сравнению с 2019 годом, а ненефтегазовые выросли на 10% — но по большей части благодаря продаже Сбербанка правительству, профинансированной из средств Фонда национального благосостояния. Без этой сделки ненефтегазовые доходы выросли бы всего на 1,3% — за счет роста поступлений от НДС на импорт, оценивает Чернявский.
Преимущество слабости: от сильного падения российский ВВП спасли структурные особенности и статистика
Стимулируют ли рекордные бюджетные вливания экономический рост
Рост расходов бюджета обеспечил экономике фискальный импульс в 4,3% ВВП, оценивает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин. Почти половина этой суммы пришлась на социальные выплаты домохозяйствам, остальное — на отрасли и трансферты регионам на здравоохранение и общие вопросы. Это позволило смягчить падение ВВП в 2020 году, если предположить,что большинство получателей социальной поддержки направили ее на потребление, рассуждает эксперт. По данным Росстата, во втором квартале 2020 года ВВП России упал на 8% в годовом выражении, в третьем — на 3,4%. По итогам 2020 года, согласно прогнозу Минэкономразвития, ВВП снизится на 3,8%.
При этом нельзя сказать, что 2020 год создал какие-то новые точки роста на будущее, при том, что дальнейшее смягчение денежно-кредитной и бюджетной политики маловероятно, полагает Долгин: «На этот год с уверенностью можно рассчитывать лишь на восстановительный рост в пределах эффекта базы — за счет снятия карантинных ограничений».
Третья волна или новый штамм: с чем может столкнуться российская экономика в 2021 году
О стимуле для роста экономики на этот раз рассуждать не стоит, поскольку цель увеличения расходов в 2020 году была принципиально иной, чем в предыдущие кризисы, считает Орлова: «Как правило, задача бюджетного стимулирования — позволить экономике избежать финансовой ямы и вновь начать расти. А в этот кризис правительства всех стран заплатили за то, чтобы экономика стояла, чтобы люди сидели по домам и ничего не производили». По ее словам, правительство изначально планировало увеличивать расходы не менее чем на 10% ежегодно, и по сути реализовало трехлетний план в течение одного года. Теперь Минфин будет сокращать расходы, и через три года должен прийти в ту же точку, где планировал оказаться изначально.
Потребительская уверенность сейчас на минимумах, поскольку реальные доходы населения ниже, чем 10 лет назад, продолжает Долгин: «Бюджетными мерами можно несколько смягчить проблему, но развернуть ее кардинально не получится: уровень государственных расходов и так на максимуме, причем в структуре этих расходов меры прямой поддержки доходов населения тоже имеют большой вес — 58%. Иными словами, государство при всем желании вряд ли сможет себе позволить финансировать сильный рост спроса». Необходимо оживление активности за пределами госсектора, заключает эксперт.

Перейти к источнику

Тинькофф Бизнес [CPS] RU
Оставить комментарий
Дебетовая карта Home Credit [CPS] RU

 

Отправить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *