Коронация золота

Коронация золота
Москва. 25 декабря. INTERFAX.RU — Роль бактерий — тема для золотодобычи немаловажная и в целом уже исследованная. В уходящем году на первый план внезапно вышел еще более «микроскопический» и гораздо менее изученный фактор — вирусы.
«Звездный год» — так 2020-й окрестили мировые золотодобытчики. Вопреки коронакризису — вернее, отбросив лукавство, благодаря ему — цены на золото взлетели до исторических максимумов, открывая перед компаниями новые возможности для развития и инвестиций.
Цена на золото начала расти задолго до 2020 года, но коронавирус придал ей завидное ускорение. В августе бенчмарк «пробил» $2000 за унцию — это не только важная психологическая отметка, но и абсолютный исторический рекорд. И хотя с тех пор динамика скорректировалась, средняя цена за год, по предварительным подсчетам, $1770 за унцию — а это на 27% превышает уровень 2019 года.
Остается, правда, вопрос, который должен бы волновать не только медиков: а какие долгосрочные последствия могут быть у COVID-19, и не ждет ли золотодобывающую отрасль, выражаясь праздничным языком, тяжелое похмелье?
Длинные руки коронавируса
Влияние коронавируса на золотодобывающую отрасль нужно разделять на два глобальных направления: на одной чаше весов риски, которые несет непосредственно пандемия, на другой — цена на золото.
«ВТБ Капитал» оценивает снижение мирового производства золота в связи с локдаунами всего в 0,3% в 2020 году, что очень немного по сравнению с другими металлами. Тем не менее, COVID-19 — это дополнительные издержки, репутационные и производственные риски, возможное смещение сроков проектов.
«Полюс», пострадавший, наверное, от коронавируса более других отечественных золотодобытчиков, оценивает свои дополнительные расходы примерно в $140 млн по итогам года, фактическая цифра за 9 месяцев составила $106 млн. Средства пошли на дополнительные расходы на персонал в связи с увеличением продолжительности вахт, приобретение тестов, расходы на медицинское обслуживание и поддержку региональных медучреждений. Расходы российского дивизиона Kinross, связанные с COVID-19, составили $24,5 млн по данным на конец сентября, Polymetal оценивает затраты в $4 млн в месяц.
На российских золотодобывающих активах было зафиксировано несколько вспышек коронавируса. Самая большая — с 1,3 тыс. зараженных (правда, в подавляющем большинстве бессимптомных) — произошла у «Полюса» на Олимпиаде. Компания достаточно быстро ее ликвидировала, и существенного влияния на производство текущего года ситуация не оказала. Тем не менее, недостаток рабочей силы на добычных операциях в мае-июне вынудил компанию сократить объем вскрышных работ, перераспределить силы на добычу руды. Сейчас Олимпиада вернулась к стандартным темпам вскрыши, но отставание может оказать влияние на производственные показатели «Полюса» в 2021-2022 годах, признает компания.
Вечная ценность
Что смерть одним отраслям, золоту традиционно хорошо: в кризис мировые центробанки начинают снижать ставки, чтобы стимулировать экономику, и накачивать рынок деньгами. Когда падают ставки, инвесторы теряют интерес к завязанным на них инструментам и обращаются к золоту. К тому же, в отличие от денег, золото не теряет ценности, оно не подвержено инфляции, его нельзя «допечатать». В конце концов, когда нет уверенности в завтрашнем дне, надежнее иметь в активе «вечную ценность».
Конечно, слиток золота через год будет весить столько же и не принесет дополнительного дохода, рассуждает Борис Синицын из «ВТБ Капитала», и есть инструменты, например, некоторые гособлигации, которые даже при околонулевой ключевой ставке позволяют не только сохранять, но и приумножать сбережения без риска. Однако в мире не осталось крупных экономик, предлагающих такие же высокие ставки, как раньше, и когда реальная, очищенная от инфляции доходность гособлигаций опускается ниже нуля, как в 2020 году, любая неотрицательная доходность без риска выглядит крайне ценным активом.
Золото сейчас сильно привязано к динамике реальной процентной ставки в США, согласен Борис Красноженов из Альфа-банка. Оно исторически рассматривается как оптимальный защитный актив, когда на рынке высокий уровень неопределенности и целый спектр геополитических и макроэкономических рисков.
Золотодобытчики РФ ожидают цены на золото в среднесрочной перспективе порядка $1875-1925 за унцию, в долгосрочной — около $1950, следует из результатов опроса, проведенного EY. «Я бы, честно говоря, в долгосрочной перспективе на уровень $2000 не ориентировался, — высказал свое мнение партнер EY Борис Яценко, выступая на форуме Minex (в почти пустом по случаю пандемии зале). — Но я просто озвучил ожидания игроков отрасли. Они считают так. Я даже больше скажу, у нас один из респондентов указал, что в долгосрочной перспективе ожидает уровни $2500».
CFO Polymetal Максим Назимок более сдержан в оценках. «Факторы, которые вынесли цены наверх, возникли очень быстро и очень концентрированно. Вопрос, что будет дальше. Рынкам акций уже видится, что COVID-19 вот-вот куда-то исчезнет, всех вакцинируют. И все мы будем жить счастливо, но реже приезжая в офис. Как будет реагировать золото, мнения разные. С одной стороны, коронавирус вынес его наверх, с другой, что реально повлияло на цену, это сколько денег напечатано — меры денежного стимулирования. Экономика будет восстанавливаться медленнее, чем будет уходить физический риск COVID-19. Насколько все готовы к тому, что мы вернемся к $1500 за унцию? Лично мне $1500 кажется разумной цифрой в долгосрочной перспективе», — рассуждает Назимок.
Тайна цикла
Как напоминает Михаил Лесков, директор по развитию бизнеса Института Геотехнологий, горная отрасль так или иначе циклична, она видела подъемы и спады, рост цен и снижение, интерес инвесторов и их исход.
«Цена встрепенулась не в 2020 году. Это вопрос вкуса, с какого периода вести отчет. Но объективно цена стала отрастать еще в 2017 году. Динамика была скромная, и не все ее заметили, но все-таки цена растет четвертый год», — напоминает глава Союза золотопромышленников РФ Сергей Кашуба. По его мнению, период роста уже частично пройден. «Я исхожу из того, что мы находимся в высшей точке цены. Ничего нового в этом процессе для тех, кто прожил в отрасли несколько циклов, нет», — добавляет Кашуба.
Рост цен непосредственно в 2020 году не был связан с цикличностью, считает гендиректор Nordgold Николай Зеленский. «Рост цен на золото напрямую связан с пандемией коронавируса. Она вызвала множество экономических проблем, политика усугубила их, это вылилось в огромные дефициты бюджетов. В результате правительства вынуждены поддерживать искусственно низкие ключевые ставки, что привело к повышению аппетита инвесторов к золоту и росту цен, — говорит Зеленский. — Безусловно, появление успешной вакцины может замедлить рост цены на золото, так как инвесторы будут ждать закономерного восстановления экономической ситуации, сокращения бюджетных дефицитов, и соответствующего роста процентных ставок, что означает возможность получать прибыль не только от инвестиций в золото».
«Однозначно, рост цен — следствие кризиса. Все остальные факторы отошли на второй план. Но именно в этом и опасность, кризис уйдет — начнут корректироваться цены, хотя, возможно, не так быстро, — добавляет CFO Polymetal Назимок. — Мы еще можем увидеть локальные пики, но мне кажется, что фундаментальные факторы (рост денежной массы) уже в цене. А вот скорость и фатальность снижения предсказать сложно — факторы за пределами фундаментального анализа».
«Рост цен — обратная сторона тех процессов, которые мы наблюдали на протяжении последних нескольких лет: замедление экономики, снижение ставок, рост долга, денежная эмиссия. Пандемия только усугубила эти процессы», — считает глава «Полюса» Павел Грачев.
Всплеск и блеск
Высокие цены на золото заметно оживили российский рынок сделок. С одной стороны, продавцы воспользовались возможностью с выгодой реализовать свои пакеты, как пример — череда вторичных размещений Polymetal на общую сумму $1,5 млрд. С другой стороны, в отрасль потянулись инвесторы, в том числе появились новые крупные игроки (не говоря о буме розничных инвестиций, коснувшемся многих отраслей).
Самой знаковой сделкой 2020 года, наверное, стал выкуп Highland Gold структурами Владислава Свиблова. Сначала Свиблов приобрел 40% акций у Романа Абрамовича, Евгения Швидлера и их партнеров, потом выставил оферту миноритариям и собрал 94%. Компания ушла с Лондонской биржи, и вскоре в результате принудительного выкупа все 100% акций могут оказаться в руках одного владельца.
В общей сложности Highland Gold была оценена для сделки во внушительные $1,4 млрд, что, по мнению отдельных экспертов, является завышенной ценой, не соответствующей мультипликаторам отечественного рынка. В Highland Gold, вживающейся в роль частной компании, от комментариев отказались.
В феврале, еще накануне основной коронавирусной волны, группа «Южуралзолото» (ЮГК), подконтрольная семье Константина Струкова, купила у Романа Троценко долю в Petropavlovsk. Общая сумма сделки, включая бонды, оценивается примерно в $200 млн. Сейчас ЮГК, сама являющаяся одним из крупнейших золотодобытчиков РФ, владеет около 24% акций Petropavlovsk, замыкающего первую тройку.
Правда, Petropavlovsk в 2020 году чаще попадал в новостное поле не в контексте этой сделки, а в связи с корпоративным конфликтом, разгоревшимся летом. ЮГК и несколько других акционеров проголосовали таким образом, что основатель Petropavlovsk Павел Масловский и еще часть директоров потеряли места в совете. За этим последовал конфликт между временным CEO Petropavlovsk и менеджерами рудников — достаточно грубое противостояние с многочисленными нелестными публикациями в СМИ и привлечением силовиков. В начале декабря пост CEO Petropavlovsk занял новый менеджер — Денис Александров из Highland Gold — и стало казаться, что страсти утихают. Но к Новому году они разгорелись с новой силой, прочно обосновавшись в уголовной плоскости.
Также среди состоявшихся сделок 2020 года заслужили упоминаний обратное поглощение «Амур Золота» шведской компанией Kopy Goldfields, приобретение Романом Троценко контроля в GeoProMining, несколько относительно некрупных продаж Polymetal, покупка Kinross Gold Кайэнмываамской площади.
(Не) время для сделок
«Всплеск на рынке M&A — прямое следствие роста цен. Правда, некоторые новые инвесторы, по моему мнению, зашли достаточно поздно, на пиках цен, веря, должно быть, что золото навсегда уйдет за $2000. Профильные инвесторы подсуетились гораздо раньше и давно купили все, что того стоило», — отмечает Сергей Кашуба.
«Мы сейчас ждем инаугурации избранного президента США Джо Байдена, — продолжает глава Союза золотопромышленников. — Интересно, как поменяется политика Buy American and Hire American («Покупай американское и нанимай американцев» — протекционистский указ уходящего в отставку Дональда Трампа — ИФ). При всей антитрамповской риторике Байден сохранит это направление или развернет на 180 градусов? Для золота это критический момент. Если риторика изменится, забудем про Америку промышленную — этот и еще какие-то другие факторы двинут цену на золото вниз, и мы в гонке M&A немного приостановимся и задумаемся. Но если дело пойдет по пути тех факторов, которые способствуют продолжению тренда, и золото останется в коридоре $1700-2000 еще на год, все бездумные покупки будут обрушены в 2022 году, и похмелье у нас будет очень тяжелым».
«Высокие цены — это время для трансляции высоких прибылей в дивиденды и одновременной подготовки следующего поколения активов. Точно не M&A — на пике цикла это делать неразумно», — считает CFO Polymetal Максим Назимок.
«Nordgold всегда, независимо от уровня цен, ищет привлекательные активы для приобретения. При этом в период высоких цен рынок активизируется, так как компании становятся более прибыльными, повышается спрос на активы, что влияет и на предложение. Соответственно, возможностей для сделок становится больше, и мы стремимся этим воспользоваться, — говорит глава Nordgold Николай Зеленский. — Я бы не стал рассматривать период высоких цен как нечто, определяющее стратегию компании нашего размера. Над издержками мы работаем всегда, хороший свободный денежный поток позволяет нам инвестировать в портфель проектов развития без оглядки на цены, во всяком случае, пока они колеблются в разумных пределах».
Сам Nordgold весной купил долю в компании Cardinal с проектами в Гане и собирался в ходе оферты консолидировать эту компанию, но вскоре в борьбу за актив включилась китайская Shandong. Конкуренция «взвинтила» котировки Cardinal на Австралийской фондовой бирже и цены предложений. В преддверии Нового года Nordgold объявил, что отказывается от борьбы за Cardinal и продает свою долю Shandong.
Чините крышу, пока солнце
«Если смотреть в целом на приоритеты и тренды, которые сейчас озвучивают компании, это, конечно, инвестиции в ГРР (геологоразведочные работы — ИФ), это увеличение мощностей», — рассказывал Яценко, ссылаясь на итоги опроса EY.
Новый подход к ГРР продолжал в 2020 году развивать Polymetal, наращивая инвестиции в юниорное движение. У компании уже 6 СП с юниорами, и она продолжает рассматривать новые возможности. В общей сложности Polymetal планирует в ближайшие 3 года инвестировать 2,5 млрд рублей в различные юниорные проекты.
Примером фокуса на увеличение мощностей может служить Сухой Лог — в 2020 году «Полюс» пересмотрел параметры этого и без того гигантского проекта: если прежняя оценка подразумевала переработку 30 млн тонн руды и производство 1,6 млн унций золота в год, новая предусматривает переработку 33,2 млн тонн руды и выпуск 2,3 млн унций золота (при этом сопоставимо вырос и прогнозный capex — с $2,3 млрд до $3,3 млрд).
«С точки зрения долгосрочного развития и я, и игроки отрасли довольно оптимистичны: наверное, в текущей ситуации отрасль инвестиционно привлекательна и надо думать действительно о наращивании мощностей, о геологоразведочных работах. Но при этом имея в виду, что отрасль все равно циклична, есть риски снижения цен, поэтому не надо, безусловно, забывать и о контроле за издержками», — продолжает Яценко.
«В 2020 году высокие цены на золото и ослабление курса рубля обеспечили компаниям золотодобывающей отрасли значительный рост выручки. Хотя эти факторы были частично нивелированы расходами, связанными с COVID-19, они оказали отрасли серьезную поддержку в этот непростой год. Мы считаем, что сейчас необходимо придерживаться прагматичного подхода: некоторые игроки могут не обращать внимание на издержки, но, на наш взгляд, сейчас лучшее время для того, чтобы сосредоточиться на операционной эффективности и инвестициях в текущие проекты. Нужно чинить крышу, пока светит солнце. Что касается новых проектов, мы считаем, что они должны проходить консервативную оценку, так же, как и во времена более низких цен на золото», — считает новый глава Petropavlovsk Денис Александров.
План «Б»
Чуть ранее, выступая на Minex, Александров напомнил прошлый период спада цен, когда компании оказались в «ножницах» маржи, были вынуждены бороться с затратами и резать capex. «Сразу скажу, в долгосрочной перспективе, я думаю, что нас все-таки ждет падение цен на металл, потому что у нас есть обратная корреляция с процентными ставками, с LIBOR. LIBOR сегодня на нуле практически. Поэтому у него только один путь — путь наверх. Коли так, то и золото тоже откорректируется. С рублем тоже есть надежда, что он начнет укрепляться в долгосрочной перспективе. И тогда мы опять окажемся в «ножницах», — сказал глава Petropavlovsk
Сегодня же, пока отрасль в хорошем состоянии, маржа высокая и инвесторы готовы вкладываться, надо не пропустить момент, считает Александров: инвестировать разумно в обновление основных средств, строительство новых рудников, автоматизацию.
Михаил Лесков из Института Геотехнологий также призывает не быть «избыточно оптимистичными» и в базовом сценарии исходить из консервативных предпосылок. «Лучше строить план поконсервативнее как план «А», а вот план «Б» иметь на случай, если все будет лучше. Очевидно, что для того, чтобы вовремя собрать последние капли золотого дождя, нужно вовремя иметь, извините, кастрюльку, и ее надо заранее подготовились — вот это и есть план «Б», — говорил Лесков на Minex.
«Высокие цены — это не время для неосмотрительных решений. Золотопромышленникам нельзя поддаваться эйфории, терять контроль над затратами и принимать сомнительные инвестиционные решения, — резюмирует глава «Полюса» Павел Грачев. — Надо помнить о цикличности рынка.»

Перейти к источнику

Тинькофф Бизнес [CPS] RU
Оставить комментарий
Дебетовая карта Home Credit [CPS] RU

 

Отправить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *