Когда хорошо — это плохо. Ждать ли парадокса в 2021

Когда хорошо — это плохо. Ждать ли парадокса в 2021
Иногда существенное улучшение определенных макроэкономических показателей может приводить не к росту акций, а наоборот, оказывать давление на фондовый рынок. Этот феномен подробно был рассмотрен в специальном обучающем материале.
Читайте также: Когда хорошо — это плохо
Ключевой идеей «неправильно» реакции рынка на, казалось бы, позитивные данные по экономике является ожидание инвесторами сворачивания стимулирующей политики центробанка. Обратимся к последним заявлениям чиновников ФРС и посмотрим на ключевые макроэкономические индикаторы, чтобы понять, ждать ли появления паттерна «когда хорошо — это плохо» в 2021 году.
Что говорит ФРС
Федрезерв может начать сокращение стимулирующих мер в текущем году, но только в том случае, если американская экономика будет быстро восстанавливаться, считает глава Федерального резервного банка (ФРБ) Атланты Рафаэль Бостик. По мнению чиновника ФРС, многое будет зависеть от ситуации с вирусом и вакцинации, но он надеется на скорую калибровку программы количественного смягчения. Если экономика США будет быстро расти, регулятору придется на отреагировать.
Другой чиновник ФРС, глава ФРБ Ричмонда Томас Баркин сообщил, что регулятор начнет сворачивать стимулирующие меры, когда увидит значительный прогресс в снижении уровня безработицы и росте инфляции до целевых для ФРС 2%.
Во время выступления в 14 января глава ФРС Джером Пауэлл заметил, что лица, принимающие решения о направлении политики регулятора, должны придерживаться более нейтральных высказываний. Не стоит говорить о сворачивании стимулов, если целью было донести до рынка, что слишком ранний выход из стимулирующей политики может быть опасен. Пауэлл также сообщил, что ФРС очень ясно даст понять о намерении сворачивания программы выкупа активов и будет это задолго до начала этого процесса. Летом 2020 г. глава ФРС заявил, что регулятор «даже не помышляет о том, чтобы подумать о повышении ставок».
Чтобы оценить возможность ужесточения риторики ФРС в ближайшее время, рассмотрим актуальные показатели инфляции, рынка труда и экономической активности.
Инфляция. В ноябре годовой показатель прироста потребительских цен в США был на уровне 1,2% и не изменился с октября. В месячном выражении цены выросли на 0,2%. Core CPI index, в расчет которого не входят продукты питания и энергоносители, вырос на 1,6% г/г в ноябре. Динамика инфляции пока не должна вызывать опасений у регулятора.

Рынок труда. Опубликованные в декабре Non-Farm Payrolls свидетельствуют о сокращении рабочих мест в экономике на 140 тыс. за месяц. Эксперты ожидали прироста на 71 тыс. В целом динамика с июля выглядит настораживающе и отражает влияние социальных ограничений в связи с продолжающейся пандемией. Оптимизм вызывает лишь прирост средней почасовой заработной платы, которая повысилась к декабрю на 0,8%, после роста на 0,3% к началу ноября.

Заявки на пособия по безработице также остаются далеки от уровней, которые наблюдались не только до пандемии, но и от уровней 2012–2015 гг., когда американский регулятор принимал решения о сокращении программ QE. За последнюю неделю, завершившуюся 9 января, было подано 965 тыс. новых заявок. Приблизительно на этом уровне индикатор находится уже несколько последних месяцев. Для примера, в начале 2012 г. показатель был примерно вдвое ниже, даже с поправкой на рост населения за эти годы.

Розничные продажи. После всплеска оборота розничной торговли в месячном выражении в мае благодаря фискальным стимулам, показатель быстро замедлился, а в октябре и ноябре снова ушел в минус. Новая раздача чеков американцам может немного исправить ситуацию в январе-феврале, но эффект может оказаться временным. Кроме того, дефицит бюджета США на рекордных максимумах, и это будет сдерживать правительство от дальнейших щедрых стимулов.
Потребительская уверенность. Показатель держится вблизи 80 пунктов и пока очень далек от докоронавирусных уровней. Впрочем, решение о сворачивании предыдущего QE ФРС принимала примерно на таких же уровнях потребительской уверенности. Правда, это далеко не главный показатель при определении вектора монетарной политики.
PMI. Производственный PMI по данным Markit в декабре составил 57,1 п. против 56,7 п. месяцем ранее. В октябре индекс был на уровне 53,4 п. Как видно, стимулирующая фискальная и монетарная политика идут бизнесу на пользу.

Впрочем, PMI в секторе услуг практически на растет после восстановления выше 55 п. в июне 2020 г. Вероятно, эта часть экономики испытывает большие негативные последствия в связи с социальными ограничениями.
Резюме
Рост одного или нескольких экономических показателей не говорит однозначно о грядущем ужесточении политики центробанка. К примеру, после пика кризисных явлений указанные выше индикаторы могут расти довольно долго, не вызывая тревоги регулятора. Важны относительные уровни показателей и устойчивость динамики.
На текущий момент экономические индикаторы далеки от по-настоящему сильных значений. Тенденция восстановления рынка труда неустойчивая. В целом макростатистика указывает на низкую вероятность объявления о сокращении стимулов не только в ближайшие месяцы, но, пожалуй, и на горизонте нескольких кварталов. Примерно об этом и говорит глава ФРС Пауэлл. Слишком ранний выход из стимулирующей политики опасен. Поэтому даже улучшение показателей в ближайшие месяцы вряд ли приведет к паттерну «когда хорошо – этого плохо» и снижению рынков. По крайней мере, по этой причине.
Если мы увидим быстрый спад заболеваемости COVID-19 в I полугодии 2020 г., при существенном восстановлении рынка труда и потребительской уверенности, возможно, только ближе к концу 2021 г. у ФРС появится больше причин для нормализации монетарной политики. В любом случае, сначала регулятор обещает поменять риторику на «устойчиво ястребиную».

Перейти к источнику

Тинькофф Бизнес [CPS] RU
Оставить комментарий
Дебетовая карта Home Credit [CPS] RU

 

Отправить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *